Кот против дверей, или Битва за спальню. Я принял тяжелое решение, что мы должны какое-то время спать отдельно…

Кот против дверей, или Битва за спальню

В один далеко не прекрасный для моего кота момент я принял тяжелое решение, что мы должны какое-то время спать отдельно. Дело в том, что в связи с нервной ситуацией на работе мой сон стал чутким и хрупким, словно фарфоровая ваза за пару тысяч долларов. Сон кота был мощным и не пробиваемым даже соседским перфоратором, поэтому понять мои страдания он был не в силах.
Нет, он не орал мне на ухо утренние серенады и не устраивал стипль-чезов по кровати. Зато ровно в шесть утра уходил на кухню похрустеть кормом — это был ранний завтрак. Потом возвращался ко мне, приваливался к беззащитно торчащей из-под одеяла ноге и дружелюбно муркал, сообщая, как здорово соблюдать режим дня и встречать встающее солнце принятием пищи.

— Красота-то какая, а ты все спишь, — укоризненно вздыхал кот и мигом ронял голову, едва успев закрыть глаза.

— Гад пушистый, — думал я, пытаясь освободить ногу из его крепких объятий.

Заснуть с ним тоже получалось не сразу, потому что сну предшествовал ритуал вечернего умывания. Вот как умываются нормальные коты? Лизнул по два-три раза каждую лапу, прошелся по бокам — и готово!

Но мой кот соблюдал все тонкости ритуала строже китайской принцессы. Сначала он присаживался на попу, широко расставляя задние лапы и начинал вылизывать живот. Потом постепенно переходил к бокам, наяривая их до момента, пока шерсть не станет совершенно мокрой. Спине доставалось чуть меньше внимания — он хранил силы для лап. На каждую уходило примерно минут пять. Шкряб-шкряб, шкряб-шкряб, — равномерно раздавалось в темноте. Шкряб-шкряб — будь у меня настенные часы с маятником, они бы стыдливо упали, не стерпев такой жесткой конкуренции. Шкряб-шкряб, пауза, вздох. Ага, свершился переход к правой пятке. И снова шкряб-шкряб в ночной тишине. Наконец тихое шуршание и тишина. Ритуал закончен, теперь можно спать.

Мой приговор об изгнании из спальни кот принял невероятно мужественно и хладнокровно. Он не издал первой ночью ни единого мява, зато обгрыз крошки бетона на стене, оставленные строителями, видимо, в качестве декораций.

— Бетон полезен для зубов молодого кота, — мрачно сообщил он, когда я в ужасе утром осматривал его клыки и щупал живот.

Впрочем, кусочки бетона благополучно валялись рядом с изрядно погрызенной стеной, а зубы были в идеальном состоянии, поэтому поездки к ветеринару кот избежал. Зато не избежала гибели куча моих нервных клеток.
На следующее утро меня разбудили равномерные удары в семь утра. Я встал и приготовился к серьезному разговору с обнаглевшими соседями, но понял, что удары доносятся из моего коридора.

— Бум. Бум. Бум, — я приложил руку к двери и понял, что она жалобно вздрагивает.

Как можно внезапнее я открыл дверь, но все равно смог увидеть лишь розовые пятки, лихо скрывшиеся за шкафом.

— Надо было назвать тебя Тараном, — буркнул я. — Давай выходи, ругать не буду.

Темные кончики ушей и нос осторожно высунулись из-за шкафа. За ними появились усы, круглые синие глаза, а потом и все остальное. Сообразив, что я не злюсь, кот подошел и весело боднул меня в голень. Мне пришлось ухватиться за стену, чтобы не упасть.

— Ничего не отбил? — с интересом спросил я.

Кот гордо вздернул хвост и отвел назад уши.

— Я просто спасал тебя из заточения, а ты не ценишь, — читалось в его пронзительно синих и сердито прищуренных глазах.

На третью ночь я прислонил к двери ковер, позвал кота, не дождался ответа и закрыл дверь в комнату. А уже через полчаса проснулся от звука когтей, дерущих ни в чем не повинный матрац. Мужественно отбросив мысли о потусторонних существах, я вытянул руку и пощупал источник звука. Он радостно муркнул, и весело упал на бок, подставив живот для чесания.

Расчет кота оправдался — мне было лень вставать, и ту ночь он мирно спал рядом со мной, даже пропустив в виде исключения наслаждение картиной рассвета. Где он прятался, я до сих пор не знаю.

Такую решимость нельзя было не вознаградить. Я купил две подушки и сказал коту, что они куда лучше подходят для облокачивания, чем мои ноги. А рассвет надо встречать молча, потому что слишком прекрасен, чтобы говорить о нем. Подушки кот оценил.

— Наконец-то как человек спать буду, — пробухтел он, устраивая свою тушку поудобнее. — А рассвет, что рассвет. Ну его к собакам, когда есть такие подушки.

© seredin

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Кот против дверей, или Битва за спальню. Я принял тяжелое решение, что мы должны какое-то время спать отдельно…