«Италия — жди!»

Поздно ночью постучали в окно. Люба накинула халат, чтоб не озябнуть и вышла во двор в весеннюю ночную прохладу. «Привет, Любка!»- прислонившись к яблоне, сказал Костя, «Что, не ждала меня?». У Любы задрожали ноги, она думала он погиб, еще тогда 5 лет назад, когда нашли его машину на пустыре всю в крови, а тело так и не нашли.

«Как так?»- спросила Люба, «Где ты был всё это время?…. я же все слёзы выплакала…. я же в церковь ходила за упокой свечки ставить…. а ты жив? Почему не позвонил, не написал, что с тобой всё хорошо?». Костя сплюнул, сделал шаг в сторону Любы: «Ну что ты сразу с допросами? Может хоть в дом пригласишь, чаем напоишь, или чем покрепче?» — гоготнул он, и не дожидаясь приглашения прошел мимо ошарашеной девушки в дом.

Сидели молча, чай почти остыл, когда Костя начал рассказ.

«Я всегда знал, что ты себе никого кроме меня не найдёшь, поэтому мне было удобно с тобой. Никогда не перечишь, в рот заглядываешь, кормишь, поишь, обстирываешь — мечта, а не баба. А тянуло меня к Варваре всегда». Люба вспомнила события 5 летней давности, когда её лучшая подруга Варя резко решила уехать в другую страну на заработки. Все ее отговаривали, но та была непреклонна, мол что сидеть в этом селе… да и мир посмотреть страсть как охота.

Вот тогда и начали происходить с Костиком странные вещи, ни улыбнётся, ни приголубит, то пьяный в стельку придёт, иногда даже голос мог повысить. А потом нашли машину в крови, а Костика нет. После признания мужчины, Люба уже не хотела знать что тогда случилось, но она решила, что должна, так как после тех событий она узнала, что ждёт ребёнка, долгожданного… от Константина, но стресс и работа в одиночку в частном доме и на полях сделали своё дело — случился выкидыш.

Она была на уборке урожая, земля была твердая, как камень — лопату не воткнуть, но она понимала, что не сделай она свою работу — денег не получит, да и обещанный процент с собранного урожая тоже, поэтому выкапывала буряки наравне со всеми. Обессиленная пришла домой, руки горели огнём, голова кружилась, хотелось только лечь на кровать и уснуть. Боль. Невыносимая боль внизу живота заставила ее согнуться. Держась за стенку она прошла в комнату, думала прилечь, чтоб стало легче, она просто перенапряглась, просто мышцы сильно сократилась, ей нужно расслабиться и всё придёт в норму.

Что-то мокрое струйкой сбежало в низ по внутренней части бедра до самых щиколоток — кровь. От увиденного потеряла сознание. Неизвестно сколько она пролежала на полу, когда очнулась, увидела под собой уже засохшую лужецу — всё поняла. Поняла по пустоте внутри, по пустоте в душе. Завыла. Сначала тихонько, потом во весь голос, потом вой превратился в рёв….

Из воспоминаний ее вырвал голос Кости: «Ау, ты тут вообще? Ты меня слышишь? Может мозгами тронулась, пока меня не было, чего в одну точку пялишься, а?».

Люба посмотрела на него, некогда любимого и родного, а теперь такого чужого и прошептала «Рассказывай дальше». Он повёл бровью, мол странная, но кто ж знает, что на уме у тех баб и принялся рассказывать. «Варвара когда уехала — я места себе не находил. Хоть она сразу мне сказала, что между нами быть ничего не может, но я же мужик, думал завоюю, а она взяла и смылась с манатками в Италию сраную. Я долго думал как же быть. Домой приходил, смотрел на тебя, а ты даже рядом не стоишь с умной, красивой, легкой Варварой. Бесило это нереально. Я даже сексом с тобой занимался и представлял её. Не мог я так дальше.

Решил свести счёты с жизнью. Взял свою тарантайку, хотел с разгона в столб или в дерево — не смог. Нашел в бардачке перочинный нож, махнул по запястью…кровища хлынула, всю машину загадила, еле нашел кусок тряпки чтоб перевязать. Решил затем уехать в город. Тыкался-мыкался. Работы мне не нашлось, но пришла идея сделать документы и поехать в Италию, найти Варвару, показать ей, дуре, на какие подвиги я ради нее пошёл, шрам то на руке остался. Думал пожалеет, приголубит, да и ты далеко, может совесть её на таком расстоянии не работает.

Ошибся. Послала меня Варька, как только увидела на пороге. Говорит, что ты ей как сестра, что вы с пелёнок вместе, короче все эти бабские заморочки. Ох и зол я на тебя был, ты даже на расстоянии мне мешала и поэтому стала бесить еще больше. Денег у меня на обратный путь не было. Решил там остаться подзаработать, так и прошло 5 лет, и не заметил. Чувствую стало меня на родину тянуть, деньги есть, от Варьки как-то отлегло. Захотелось домашнего уюта и женского тепла. Семьи в конце концов. Может даже детишек.

Вспомнил, что ты же есть, я так и знал, что ты не будешь мужика себе искать, успел выучить твой однолюбский характер. Думаю — вернусь, а Любка пирогов напечет, картохи с салом нажарит, приголубит. Прям аж чувства к тебе начали просыпаться. А ты сидишь с кислой миной, как не родная. Мужик к ней вернулся, чай не рада?».

Люба подняла на него глаза, и со всей ненавистью на которую была способна женщина потерявшая всё, прорычала «Пошел вон!». Он ошарашено глянул на нее, сплюнул прямо на пол, поднялся и проговорил «Не дури, Любка. Я же при деньгах теперь. Можем даже расписаться.»

Люба фурией взметнулась, схватила со стола нож, медленно начала подходить к нему и зарычала еще громче «ПОШЁЛ ВОН!!!»

Константин попятился к двери, бурча под нос, что так он и знал, что она со странностями, и что в деревне еще куча баб есть, которые согласятся быть с ним, ведь он с деньгами, шмыгнул в рассветный туман. Хлопнула дверь. Люба тяжело опустилась на пол, выронила с дрожащей руки нож. И заплакала. На всём белом свете она была одна… хотя… надо будет как-то съездить к Варварушке в гости. Италия — жди Любовь.

Автор: Татьяна Панченко

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

«Италия — жди!»