Она взялась за дело со всей серьёзностью, на которую только может быть способна женщина. То есть…

Она взялась за дело со всей серьёзностью, на которую только может быть способна женщина. То есть… даже не знаю, как это назвать, каким словом. Она вбила что то себе в голову- и попёрла к цели, как танк без тормозов. Напрямик, ломая деревья, дома и чужие судьбы. Просто потому, что ей так захотелось, видите ли.
Два дня после нашей встречи- единственной и совершенно ни к чему не обязывающей- она обдумывала свои планы. А потом начала приходить ко мне. И приносить всякие очень вкусные вещи. Ну, прямо скажем, восхитительно вкусные вещи. Я никогда такого не то, что не ел, даже не знал, что такие вкусности на свете бывают. Но это её коварство оказалось таким наивным и глупым, что я даже её простил. Решила меня прикормить и приручить- через еду. Ха, ха и ещё раз ха! Наивная дурочка. Я всё только удивлялся, с чего это она. Не было ведь между нами чего то такого, особенного. Всё, как всегда было. И что она себе напридумывала в своей глупой голове, что теперь приходит сюда и пытается меня к себе привязать едой?
Но это было вкусно. Я, наверное, впервые в жизни был не только сыт- даже обожран.
Но она догадалась, что первоначальный план не удался и пустилась на новую хитрость. Теперь она меня хвалила. И не просто хвалила, а превозносила до небес. Всё, что бы я не сделал, вызывало у неё умиление и нелепый восторг. Она улыбалась, как идиотка, только что слюни не пускала, и твердила мне, что никогда не видала таких красивых, как я. Не только не видала, но и подумать не могла, что такие бывают. И что каждое моё движение полно грацией и скрытой силой, что у меня походка дикого зверя, а в глазах светится небывалый ум, что мужественность моя не знает границ, а крутизне моей нет предела. Блин… я даже сам как то начал в это верить. Совсем чуть- чуть, конечно. Так, самую капельку. Когда она уходила, смотрел иногда на своё отражение и выискивал небывалый ум в глазах и дикий блеск. Ничего не находил, но приятно было думать, что со стороны виднее.
И тогда она предприняла последний удар, безжалостный и беспощадный. Удар, перед которым никто не смог бы устоять. Ласки.
Да, так не ласкал меня никто и никогда. Она изучила все впадины и закоулки моего жилистого тела и одним движением руки вгоняла меня в невообразимое блаженство, такое, что я уже не мог сдерживать звуков. Её ласки были откровенными и тягуче- извращёнными, и я таял в её руках, как мартовский снег. И я мог оттолкнуть её руки и уйти, конечно, мог, сто раз мог. Только… ни разу не оттолкнул.
Я пропал, я понял это ясно и чётко в тот день, когда кончился март. Я окончательно и бесповоротно пропал. Пойман в капкан ласковой лжи и лести, вкусной еды и медленных, сладких ласк.
— Твоя взяла, старая ведьма.- Произнёс бессильно.- Я пойду с тобой.
— Не такая уж и старая.- Сказала она грустно.- Просто одинокая очень. Женщине нельзя быть одинокой. От этого женщины быстро стареют. Я не настаиваю и не говорю, чтобы ты сразу переселился ко мне. Я понимаю, что у тебя свои привычки, свой образ жизни, который вот так, за несколько дней, не изменишь. Я просто прошу, чтобы ты приходил ко мне, иногда. Например, по пятницам. Тебе удобно- по пятницам?
Дурацкий вопрос. Я заурчал от неземного блаженства под её руками, расслабленный и беспомощный, и счастливый, как слепой котёнок у мамкиной титьки.
— Я буду приходить. По пятницам.
— Вот и замечательно. Вот и славно.
Она забрала моё сердце, мой желудок и мою душу, и только остатки моего мозга ещё слегка трепыхались, понимая всё попадалово ситуации. Но поделать уже ничего не могли. Могли только орать: « Стой! Назад! Не надо! Одумайся!» Но всё остальное уже принадлежало ей.
— я, вообще, сам решу, когда приходить. По пятницам или ещё в другие дни. Я буду приходить, когда мне захочется. Потому что я гуляю сам по себе.
Ткнулся носом ей в грудь и закрыл глаза. Будь, что будет.
— Ты самый красивый. Самый красивый на свете.- Сказала она, не то меня, не то себя убеждая. И почесала под подбородком. Я не выдержал и заурчал.- Пойдём сейчас в магазин? Выберем тебе корзинку или подушку. Ты что больше хочешь- корзинку или подушку?
Последние три недели я сплю в картонной коробке в подвале. Что такое корзинки и подушки, я не знаю.
— Ничего не хочу. Мне не нужно твоих подарков. Если я и приду- то со своими вещами.
— Конечно. Ты такой независимый. Проводи меня до дома, а? там есть очень удобное дерево и ты как раз сможешь приходить ко мне на балкон. Тебе понравится…
Она ещё что то говорила, такое же глупое и банальное, а я смотрел на неё, и в душе была злость на себя за собственный идиотизм- и огромная, всепоглощающая нежность к ней…
Жалко мне её. Ну да. Ну в самом деле, куда ж ведьме без чёрного кота?

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Она взялась за дело со всей серьёзностью, на которую только может быть способна женщина. То есть…